Однажды, когда я выходил от любовницы, меня взяли прямо у её подъезда. Когда меня посадили в фургон с надписью «Следственный кабинет», я понял, что сейчас будет что-то новенькое. Они сразу задали один вопрос: «Как будем решать дела, по-хорошему или по-плохому?». Играли в плохого и хорошего копа. Один жёстко бычил и давил, кричал матом, что я сяду на всю оставшуюся жизнь, второй был вежлив, успокаивал и предлагал сотрудничать. Я же, в свою очередь, старался быть спокойным, корректным, не туда и не сюда. Юлить с ними было бесполезно. Постоянно повторяли, что скоро суд, и я, как главный подозреваемый, поеду в СИЗО. В итоге они довольно быстро самостоятельно приняли решение, что всё для меня пойдет по плохому сценарию. По сути, от меня мало что зависело.

С копами я разговаривал вежливо и аккуратно. Было даже приятно и гораздо лучше, чем когда меня принимали первый раз. Конечно, кошмарили жестко, заявляли, что я участвую в криминальных цепочках и т.д. Но на тот момент у меня не было ни одной фирмы, которая была связана с этим банком: все лавки стояли на банкротстве в стадии ликвидации, директоров было не найти, все приезжие, сделать что-то было тяжело. И только благодаря тому, что я ни с кем не контактировал, СК пытался меня разводить, но я рассуждал так: на двое суток присяду, посмотрю, что мне будут предъявлять и что на меня нарыли. Я понимал, что по справедливости прилипнуть не должен по этой теме. Банк создавал не я, мутил с ним не я. Закладывать же тоже никого не хотелось. Хотя шеф вёл себя в отношении меня нехорошо, я понял, что он тоже что-то кому-то пообещал и не смог выполнить обязательства, из-за этого все нервничали и вся картина была неприятная. И я пытался отстраниться.

Через час уже шёл обыск на моей квартире. Перерыли весь дом, но единственное, за что они смогли зацепиться — это пропуск от бизнес-центра. Вычислили и приехали в офис. Там они нашли новые банк клиенты, пластик, несколько нулёвых фирм. В тот момент меня утешало только одно: все фирмы были новые, по счетам ничего не успели прогнать, а по карточкам ничего и никогда не проводилось. Меня весь день прессовали и вели себя очень борзо. Я ничего не предпринимал, просто сидел и молчал, старался успокоиться и не нагнетать ситуацию. Только сели описывать вещественные доказательства, как у одного из главных зазвонил телефон. Вот такого поворота я не ожидал совсем.

«Как, отпустить? Всех? Так точно.»

С меня быстро сняли наручники, назвали по имени-отчеству, извинились, что потревожили, отпустили и пожелали хорошего дня. И все как-то быстро растворились, будто ничего и не было. Я вышел во двор, сел на лавочку, сидел и думал, что за хрень творится. Почему всё так?

Как выяснилось, когда СК начал трясти ёлку, стали вязать всех, кто был причастен. Провели кучу обысков и накопали уже огромное количество материала, но, как было уже несколько раз, шеф зашёл куда-то наверх и всё сразу замяли. Я до сих пор удивляюсь, как это происходит. Работу нескольких недель многих десятков людей просто по одному звонку аннулируют.

Из-за всей этой карусели, в которую я изначально мог и не вписываться, мой основной бизнес очень страдал. У меня банально под шумок воровали деньги, тупо не было времени решать собственные проблемы. То меня вытаскивает СК, то охрана шефа, то ещё что. Сбилась вся работа и настрой. Слово “вытаскивает” следует понимать буквально. Вламываются в квартиру, грузят и везут на разговоры. И в итоге, вместо того чтобы решать свои проблемы, количество которых росло, я занимался ковырянием мозгов, как мне себя правильно повести и т.д. Что сказать, чтобы меня не вгрузили новыми проблемами и как удобнее соскочить? Я не мог сфокусироваться на своём бизнесе, а постоянно занимался разной левой ерундой, поэтому очень быстро у меня появилась дыра. Много денег зависли, где-то украли, в офис я стал приезжать реже. Сотрудники тоже расслаблялись, и всё понемногу начало разваливаться. Также подо мной уже было много мелких обнальщиков, которые были в целом надёжные, но неопытные. Работали под моим крылом, так сказать. Они часто обращались ко мне за советом, я им помогал и иногда бросал на них небольшие обороты. А когда пошли все эти проблемы, они, естественно, тоже расслабились. Кто-то украл, кто-то затупил, кто-то не смог вывести деньги. Многие меня просто пошваркали и поотжимали мелкие суммы.

По сути, всего, что зарабатывал на транзитах, как раз кое-как хватало, чтобы вернуть долги. Не отдавать я очень не хотел. Очень хорошо помню свои переживания на эту тему. Меня крыло и колбасило, я постоянно загонялся. Ещё тогда мне начали сниться дурацкие сны, которым я, правда, не придавал значения.

Это было то самое паршивое чувство, когда теряешь чужие деньги, а возвращать приходится со своего кармана. В обнале один неверный шаг, небольшой просчёт или человеческий фактор — и ты прилип. Если не разрулишь — потеряешь репутацию, если вернёшь — поработал бесплатно, но сохранил репутацию. Мои долги только росли и прилип я в то время очень плотно. Моя жизнь превратилась в постоянный ахтунг, стресс и боль.

Плюс ко всему я тогда многое воспринимал слишком близко к сердцу, переживал и пил много кофе. А иногда, чтобы не думать о проблемах, я бухал. При этом сам я постоянно думал о других людях, а не о себе, что на тот момент было ошибкой. А ведь стоило просто забить на всех, не мучить себе голову и спокойно решать собственные проблемы. Я же думал и бухал, бухал и думал, а потом тупил. Дырка росла, а работы всё прибавлялось. И обидно было то, что почти вся работа была нацелена не на развитие бизнеса, а на решение тупых проблем. Не жизнь, а лажа какая-то.

Начались проблемы со здоровьем.