Говорит ФИлиМОН

Ничто не предвещало и вот опять, наш президент требует от компетентных органов определить законодательно критерии отказа в обслуживании клиентов для банков, но при этом никаких активных действий в этом направлении мы не видим. А всё потому, что они не знают, как их определить.

Постараюсь объяснить своё видение.

Та стратегия борьбы с обналичиванием, которую выбрали наши власти, доказывает, что те органы, которые создавались для целей борьбы с экономическими предступлениями, бессильны или погрязли в коррупции. Или, как говорится, в ходе следствия важно не выйти на самого себя. Если вдумчиво ознакомиться с законодательством по ПОД/ФТ (не какими-то рекомендациями, а именно нормативно-правовыми актами), то становится ясно, как должно работать всё по-нормальному.

1. Банк увидел операции с признаками подозрительных.

2. Запросил документы.

3. Провел переговоры с представителями клиента.

4. Сформировал суждение по клиенту. В случае отрицательного решения отправил сообщения в Росфинмониторинг о подозрительных операциях.

5. Отключил ДБО.

6. Если операции продолжаются, применил право отказа.

7. Росфинмониторинг собрал сообщения по всей цепочке операций и оправил в ОБЭП или ФСБ для проведения оперативно-розыскных мероприятий.

В нашей стране время на реализацию таких мероприятий может уйти до нескольких лет, при том, что компании к тому моменту уже будут брошены или ликвидированы. Отказ в обслуживании банк должен применять только тогда, когда полностью разобрался в ситуации с организацией. И это финальное действие для него, когда другие методы снизить риск не подействовали. Прекращать подозрительные операции – это не задача банка. Банк всего лишь финансовое учреждение, оказывающее услуги, задача банка – сообщить в органы о проведении таких операций, а они пусть работают с этим.

Стратегия же нашего регулятора скинуть все обязанности по выявлению, информированию, пресечению подозрительных операций на банки, ведь банки зарабатывают деньги и у них есть на это ресурсы, и у ЦБ есть рычаг давления – лицензия.

В итоге мы получаем массовые отказы в обслуживании без разборов, случаи, когда отказывают, даже не запросив документы. Как? Что? Почему? Никто не говорит.

Основная причина – так сказали в ЦБ. Кто сказал – неважно. Не исполните, будет проблема с лицензией.

Если немного заглянуть в историю, то вся тема борьбы с отмыванием зародилась с организации международной группы по борьбе с отмыванием денег ФАТФ в 2001 году, где РФ является участником. Требования для стран-участников – соблюдение всех международных стандартов и рекомендаций. В частности есть требование об избежании фактора де-рискинга при создании модели системы ПОД/ФТ. Де-рискинг означает, что финансовые институты не должны злоупотреблять правами в отказе от обслуживания для снижения собственных рисков. Так как, если это происходит массово, рынок отмывания денег уходит из подконтрольных финансовых учреждений туда, где их невозможно контролировать.

Мое мнение – у нас все к этому идет. Обналичка будет жить, только будут использоваться новые инструменты, к которым рука ЦБ не дотянется.

@Ob_nal

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *