Мемуары Лёни и Егора ч.2

Мы занялись реорганизацией, заказали новые лавки в Москве, нашли бухгалтершу из Газпрома, которая сидела в декрете и согласилась рисовать нам стремящуюся к нулю отчётность. Проработали новые схемы. Основной стала схема через корпоративную Сберкарту, порождение пытливой фантазии менеджеров Сбера. 

Сберкарта была картой для внутреннего использования. Для операций в пределах банка, или в торговых точках, которые соглашались принимать её к оплате. Особенность использования была в том, что деньги постоянно хранились на расчетном счету, а на саму карту загружались только в суммах, необходимых для операций. Такую карту можно было даже потерять. Без звонка в банк и танцев с бубном деньги не обналичить. Такие карты, кстати, давали как самые первые зарплатные карточки. Условия работы по Сберкарте для ООО были очень привлекательными: 1% комиссии забирал себе банк, деньги на карточном счете числились, как безналичные и не вызывали вопросов банка по кассовой дисциплине.

Кроме того, старшие товарищи по цеху познакомили нас с «Системой». Именно с заглавной буквы. Система была порождением небольшого столичного банка и представляла собой (уже тогда) интернет-площадку по работе с черным налом и уводом средств в тень. Подключение к Системе (получение логин/пароля для доступа) происходило исключительно по рекомендации проверенных клиентов. Общение с безымянными менеджерами Системы – через внутренние сообщения. 

Услуги Системы:

-прием безнала и выдача нала через банковскую ячейку в центре Москвы;

– безналичный транзит средств между участниками Системы;

– внешний транзит по реквизитам;

– вывод средств за рубеж;

– изготовление отчётных документов.

По каждой операции ежедневно устанавливались ставки комиссии, которые колебались в зависимости от рынка. Специфичного рынка специальных услуг.

Так же мы сошлись с представителями закавказской диаспоры в нашем городе. Гордые сыны Азербайджана каким-то способом (известно каким) захватили руины бывшей воинской части и организовали там оптовый продовольственный рынок. Торговали из бывших военных боксов, пропитанных солярой и моторным маслом.

Выручка у торговцев была исключительно налом. Никаких ООО они не открывали, ИП были у единиц, выручку в банк никто не сдавал. Вся бухгалтерия умещалась в засаленную тетрадку, которую они носили в кармане. У них была потребность расплачиваться со своими поставщиками по безналу в Москву. Этим озаботились их более смышленые и продвинутые земляки, которые создали торговую площадку. Они собирали наличные деньги, а с безнала производили расчеты. У азеров было свое подразделение в Москве, которое контролировало все платежи.

Схема наша была проста: безнал наших клиентов загоняли на счета фирм горцев, а они отдавали нам наличку в том городе, в котором нам это было интересно. Чаще всего не в Москве. Процентная ставка была совсем небольшая от 2,5 до 4 процентов. Не так интересно, как через банкоматы Сбербанка, но иногда это был единственный способ провернуть крупную сумму.

Иногда у офиса азербайджанцев можно было столкнуться с представителями конкурирующих обнальных контор, которых мы прекрасно знали и иногда даже общались. Клиентов мы друг у друга не переманивали, поэтому жили мирно.

Помню, был у нас портативный счетчик купюр, который работал от аккумуляторов. Считал купюры он не очень, но, если ошибался, то показывал ошибку и нужно было пересчитать пачку заново. Очень выручал, когда объем пересчетов был большой, а вручную считать было муторно и долго.

Ну, а самым главным нашим приобретением тогда стал портативный набор для изготовления силиконовых оттисков печатей. Мой партнер быстро освоил это ремесло, и мы могли практически моментально слепить любую печать. Набравшись наглости мы изготовили оттиск печати вымышленного нотариуса с московским адресом и больше не надо было переплачивать за нотариальное заверение подписей директора на банковских карточках. И подпись генерального директора больше никогда не отличалась от той, которую рисовала моя рука.

Иногда мы рисовали и другие безобидные нотариальные бумаги, типа разрешение на вывоз ребенка заграницу, благо тогда не было обязательным требованием оформлять такую бумагу на номерном бланке, обычного белого листа было достаточно. Главное – сделать шрифт принтера помельче, а роспись «нотариуса» по размашистее и по вычурнее.

Кстати, набор жив до сих пор и, время от времени, мы его используем, но уже в более мирных целях.

@Ob_nal

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *