Мемуары Лёни и Егора ч.4

У нас был комплект счетов в Москве, была возможность выдавать деньги по месту жительства в столице. Мы были мобильны и максимально шли навстречу пожеланиям наших заказчиков. Нормальные сроки обработки были три-четыре дня. Для сокращения сроков выдачи мы стали держать постоянную кассу оборотных средств, из которых рассчитывали наиболее важных/торопливых/нервных/готовых соскользнуть клиентов. Иногда мы отдавали деньги сразу после того, как видели поступление на наш р/с. За это люди нас любили и знали, что, если мы говорим «нет», то это на самом деле нет.

Чтобы получить корпоративную Сберкарту, нам нужен был негр, который не сможет ничего рассказать. Иногда мы использовали своих знакомых, которым просто нужны были деньги. Они говорили, что им все равно, но такой вариант меня напрягал. Позже я нашел дальнего родственника по линии супруги, который крепко бухал и категорически не хотел работать. По-родственному я предложил ему % за работу с карточкой. Приходилось совмещать получение самой карты с получением суммы в кассе. Суммы я ставил небольшие – тысяч по 500 и с оборота наш негр получал немыслимые для себя деньги. Я категорически советовал ему на эти деньги купить себе зимней одежды, погасить долги по ЖКХ, отложить на совсем черный день. Но он предпочитал купить водки, собрать вокруг себя таких же алкашей и мутно их пропить. Иногда, в дни зарплаты, он звонил мне ночью и мычал в трубку что то типа «Нуууу бл…. Я вот бл…., а ты бл….». Наверняка показывал своим собутыльникам, какой он теперь важный человек и как он всех крутил на разных местах.

Кстати, когда с ним попытались побеседовать менты, он так и не смог им ничего прояснить по существу заданных вопросов. Они так и написали в протоколе «личность, чрезмерно злоупотребляющая алкоголем, речь бессвязная и путанная». Поэтому он нас и не сдал.

Когда мы только начали работать с карточками через банкоматы Сбербанка, на меня вышел молодой человек, представившийся начальником карточного отдела СБ. Он сказал, что готов оказывать нам всяческое содействие, маяковать о возможных запросах и вообще об изменении внутренней политики банка. А пока наш вопрос был согласован на самом верху и нам дали добро на работу. Странно было то, что мы от него ничего не просили, встречи не искали. Более того, для себя лично он тоже ничего не простил. Его и его банк, устраивало то, что мы делали план по выручке с этих операций (а это стоило нам всего 1% с оборота) и они просто просили не снижать оборотов.

Мы установили рабочие отношения. Каждый день, когда мы оформляли платежку на наш карточный счет, я получал от него личное СМС с текстом типа «В атаку!» или «Готово!», которое означало, что деньги фактически зачислены на нашу карту, можно выезжать на инкассацию банкоматов. 

По закладке банкоматов мы также имели информацию, где и какими купюрами заряжены кассеты (лучше тысячками), а если банкомат не работал – могли звонить ему и жаловаться. 

Я знал практически все банкоматы города. «Медленные» и «быстрые» модели. Даже где и какая кнопка залипала. По сколько купюр за раз мог выдать автомат. В этом плане их настройки варьировались от 20-ти (совсем грустно) до 80-ти листов. Один такой супер-банкомат стоял прямо в центральном офисе банка и был моим любимцем, пока меня неофициально не попросили в дни зарплаты сотрудников Сбера не вытряхивать банкомат. 

У меня была любимая сумка для ноутбука от Samsonite, в которую вмещалась куча денег. С этой сумкой я разлучался только в выходные. В работе с банкоматами я дошел до совершенства. Первым движением заклеить глазок камеры бумажкой. Потом начиналось потрошение. Отработанными до автоматизма движениями вводился ПИН, выбиралась операция, принимался нал, который паковался в резинку. Потом сразу перевставление карточки и новая операция. Рекорд по времени между двумя чеками у меня был 42 секунды. Можно было ещё быстрее – но не мог банкомат.

Выданные деньги надо было расфасовать в пачки сразу, желательно по 100 купюр. Со временем я выработал алгоритм работы для каждого количества листов в банкомате. Или я добивал пачки до ста в процессе выемки. Или же складывал ровные пачки в сумку и добивал их потом дома.

Если за мной возникал следующий клиент к ящику, я его пропускал. Свербящий взгляд в спину мне не нравился. Намного проще было пропустить человека или просто уехать к другому автомату. Я привык перемещаться по городу с сумкой, набитой наличкой (туда влазило 8 миллионов тысячами). Знакомые знали, что у меня там лежит, и часто шутили надо мной. Из мер предосторожности у меня были только мои глаза и репутация. Я постоянно мониторил пространство вокруг себя, не встречаются ли мне одни и те же лица или автомобили. Входил в подъезды чуть позже, чем открывал дверь. Это, конечно, детские игры, но наша репутация также была за нас. Мы ни с кем не конфликтовали, клиентов не уводили, деньгами не сорили. Этого нам хватило, чтобы не получить обрезком трубы по голове, что произошло с нашими последователями. Причем от своих же партнеров…

@Ob_nal

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *