Мемуары Лёни и Егора ч.5

Ни с одним представителем силовых структур за 8 лет нашей деятельности мы ни разу не контактировали. И считаем это большой удачей, если не чудом.

Контактировали наши клиенты, но они нас не сдавали, а мужественно закрывали свои вопросы сами. Они знали, на что шли.

Как-то раз, когда нужно было идти лично в банк, меня пригласили в кабинет поговорить. За столом, кроме начальницы отдела работы с юрлицами, сидела неизвестная мне дама с раскрытым на пустой странице ежедневником.

Они ласково, начали: «А знаете ли вы такие фирмы [названия наших лавок]?» Ну, конечно же, я их знал, но сказал, что на них не работаю. Мол, просто «соприкасались на некоторых объектах и иногда они просили отнести их документы в банк, так как сильно заняты». Эффектная дама пыталась задавать наводящие вопросы по именам, адресам и прочим подробностям, но я включил полного дурака. Твердил «Не знаю, не в курсе, не помню». Этот спектакль продолжался минут пять. Когда я уходил, страничка ежедневника дамы так и осталась без единой записи. 

Кстати, практически сразу служащие банка сказали мне, что «Все окей, не дергайтесь». За что нас так любили, я не знаю. Кроме шоколадок на 8-е марта и день работников сбербанка, мы ничего туда не заносили.

Но, эта неудавшаяся беседа стала еще одной гирькой, сумма которых, привела к решению выйти из бизнеса.

Я всегда жил с ощущением, что любой день может быть последним. Как минимум, на свободе. Поэтому имущество на себя не регистрировал, записывая все на супругу. Которая потом, при разводе этим воспользовалась, попутно поставив мне в вину мое занятие незаконной деятельностью. О чем я думал?

Улик было полно: оттиски печатей, документы, банковские бумаги лежали прямо дома в коробке. Переписка в ICQ не подтиралась годами, ключи клиент-банков лежали около рабочего компьютера. В самом компьютере под простейшими паролями хранились образцы счетов-фактур, заготовки строительных лицензий и наша главная excel таблица с фиксацией всех перемещений средств.

Табличку эту мы разработали сами. Каждая страничка была направлена на определенный вид работы: безнал, нал, субподрядчики. Между страницами существовали связи, которые, при правильном ведении давали нам проверочную цифру «0». Если мы видели ноль, значит все записи сделаны верно. Если цифра отличалась, начинались поиски ошибки. Облачных хранилищ тогда еще не было и табличку приходилось заполнять каждому, а потом пересылать её по почте. Назывался файл традиционно «Ращоот» с добавлением года. Со временем я пришел к пониманию, что таблицу надо вести ежедневно. Тогда снижается риск забыть какие-то цифры, сокращается время мучительных поисков в уголках памяти. Сколько нервов я угробил, заставляя это делать своего менее дисциплинированного коллегу Егора! Бесконечные сообщения «Где расщоот?» мне снятся до сих пор.

Из опыта работы, я сделал такие основные выводы:

– Главное это учет. Каждая операция должна быть тут же записана. Не запишешь, что кому отдал, потом не вспомнишь.

– План работы. Только имея точный план на оборачиваемые средства, ты можешь, что-то твердо обещать клиенту.

– Обещай клиенту только то, что сможешь сделать. Принцип «набрать заказов и потом придумывать, как их обработать» может работать, но не долго. Как только ты начнешь динамить клиента по срокам, ты начинаешь его терять. Поэтому обещать можно только то, что ты сможешь сделать, а не то, что от тебя хочет услышать клиент. 

– Ничего не делай, пока не увидишь деньги. Столько раз было «Дай мне под платежку, а сумма зачислится завтра».

– Лучше не заработать, чем потерять. Никаких операций, в которых ты не уверен до конца. Бесплатного сыра нет, и никогда не было.

– Деньги клиентов – это не деньги. Разделяй свой личный карман с рабочим. Никаких «перехвачу из общей кассы на недельку» быть не должно. Это не приводит ни к чему хорошему.

– Будь скромнее. Не привлекай к себе внимания. Оно тебе не нужно.

Мы вышли на крейсерский режим работы и каждый день был расписан с девяти утра и часов до семи вчера. В 9-00 открывался банк. Надо было забрать из ячейки ворох входящих платежек, рассортировать их, вписать в план поступлений. В полдень по нашему времени просыпалась Москва, и мы вместе прикидывали методы и сроки обработки. После этого оповещали об этом заказчиков.

Наше отделение Сбербанка закрывалось ровно в час дня. Нужно было успеть напечатать платежки в соответствии с нашим планом и успеть отдать их на обработку.

В обед можно было заняться своими делами. Я одно время работал в фирме своих старших товарищей, а потом был директором своей компании, в которой надо было тоже что-то делать. Часов с четырех поступала команда, что банкоматы заряжены и можно их атаковать. Или же я начинал долбить кавказских смежников вопросом «когда». Горцы не отличались пунктуальностью, что постоянно бесило. Но, они могли обработать практически любой объем наличности, и желание посылать их приходилось в себе постоянно глушить.

После того, как сумка набивалась ровными пачками купюр (я приспособился фасовать пачки по 100 листов прямо в процессе работы банкомата, перетягивая их резинкой с фирменным узлом в виде буквы Н), надо было ехать домой и разложить суммы согласно плану выдачи. Брикеты к выдаче укладывались обратно в сумку, а остатки – в домашний сейф. Работал я из дома. В арендованном гараже хранились только нерабочие оттиски печатей и учредительные документы наших рабочих лошадок.

Потом я выезжал на доставку. Мобильные телефоны здорово упростили работу. Назначить встречу было делом одного звонка. Несмотря на то, что город наш был очень компактен по своей географии, я старался проложить максимально эффективный маршрут, чтобы объехать всех за минимальное количество времени.

Из средств защиты при перемещениях по городу с сумкой денег у меня были только глаза и зажатый в кулаке ключ от автомобиля. Я думал, что успею болезненно ткнуть ключом в лицо тому, кто захочет отработать меня. К счастью, проверить свои теории на практике не пришлось.

Некоторые из клиентов приезжали за деньгами ко мне домой. Квартира была отгорожена от всего подъезда дополнительной металлической дверью, рядом с которой я вмонтировал скрытую камеру видеоглазка. Любое копошение в подъезде я видел. Но чаще, деньги просто заматывались в полиэтиленовый пакет и выбрасывались с высоты четвертого этажа в руки нетерпеливого клиента. Мне доверяли. Я никогда не обманывал людей с количеством и пересчет денег был редкостью.

Вечером надо было свести в ноль все операции за день, напечатать необходимые документы тем, кому они требовались, прикинуть план работы на следующий день.

Это примерный день из жизни. Конечно, было время, и посидеть, поболтать в офисе у старших друзей, ходить в спортзал, решать кучу интересных и приятных моментов. Но работа всегда ставилась на первое место. Все остальное – по возможности.

@Ob_nal

Комментарии

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *