Мемуары Лёни и Егора ч.6 ⋆ Блог Обнальщика

Мемуары Лёни и Егора ч.6

Мы считали свою зарплату примерно раз в две недели и определяли, сколько можем взять себе, а сколько положить в оборотный фонд, который был у нас в размере ста тысяч долларов.

Появились деньги покупать то, что хочется купить. В этом плане я был очень консервативен. Раз в три года менял старое авто на новую модель. Не из салона, смысла в этом не видел, а на трехлетнюю б/у машину, только что пригнанную из-за границы. Наконец-то появилась возможность путешествовать. Для поездок мы определили себе январь, самый бесполезный месяц для обнальщика. Если в декабре последняя неделя напоминала ад по своей суматошности, то январь был курортом. Редкие платежи мы принимали, находясь уже под пальмами, и старались договориться о выплатах уже по возвращению в феврале. Или просили сверхдоверенных людей выдать деньги по нашему сигналу.

В моем близком круге общения были такие люди, у которых глаза не загорались при виде крупных сумм. Таким можно было доверить свою кассу на время отпуска. Как показала практика, таких людей меньшинство. Большинство, получив хоть какой доступ к чужим деньгам, переводит их в категорию «мое» и вернуть их потом уже крайне тяжело.

В бытовом плане многие проблемы решались куда проще, чем ранее. Но я предпочитал свои деньги складывать в банковскую ячейку. Еще не знал, на черный день или безбедную старость. Меня так учили мои родители. Объем брикета в банковской ячейке рос, пока не стал занимать почти все пространство. После этого рубли были разменяны на доллары. На часть денег была куплена квартира в теплом регионе страны. Сначала двушка в новостройке. Потом двушку поменяли с доплатой на трешку. Еще позже, на большую уютную квартиру, эквивалентную четверке. Но это было уже в конце трудового пути. А пока мы работали каждый день, зарабатывая себе кроме денег еще и репутацию. Не успели заметить, как репутация стала работать на нас. Количество клиентов росло. Крупных из них было совсем мало, но объем от всех остальных давал нам работу на каждый день.

Сначала у нас был привлеченный бухгалтер, которая рисовала нашим фирмам отчетность и отправляла её почтой. Обратным адресом указывался абонентский ящик в почтовом отделении, арендовать который оказалось куда сложнее, чем открыть счет в банке по липовой доверенности. Традиции Почты России заставляли напрягать свою фантазию на максимум. 

Со своими лавками мы работали примерно 1,5-2 года и только потом их меняли. Старые сдавали в утилизацию и покупали следующие. Новые были уже с условием бухгалтерского обслуживания. Поэтому за отчетность не слишком переживали. Платили тысячу рублей налогов и нас не трогали. Директоров компаний мы никогда в глаза не видели. Только фотокопии их паспортов. Иногда нам сообщали, что директора вызывали в органы и спрашивали о деятельности одного из контрагентов. Директор, само собой, ничего не мог сказать. Потому что, как правило, уже с трудом ходил из-за увлечения алкоголем или наркотиками. Если информация была интересная, мы предупреждали наших клиентов, что под них копают. Если становилось тревожно, хоронили свою лавку. Именно поэтому, мы не рекомендовали своим партнерам планировать большие контракты с долгими сроками расчетов. Мы не гарантировали сроки жизни пунктов приема. В крайнем случае, расчеты производились по письмам от лица закрывшейся конторы в пользу третьего лица. 

Читаю, как работают обнальщики сегодня, в цифровой век, понимаю, что мы работали в условиях ламповых технологий. При нас только появился удаленный доступ к банку. Сначала через шипяще-свястящий телефонный модем, и только потом через интернет. Помню, как я радовался получению набора флэшек с электронными ключами на все наши детища. Как стало удобно работать, мечта… 

К тому времени мы разработали еще пару каналов получения наличных средств. Один из наших знакомых держал в городе самый большой меховой салон. Шубы он покупал за границей (Италия, Турция, Китай). За товаром, по старой привычке, летал сам. Мы шутили и называли его последним челноком России. Возить с собой деньги он не хотел, и мы предложили ему услугу валютного перевода. Система оказывала и такую услугу. В Москве у нас появились рабочие контакты с одной армянской конторой, офис которой был на стадионе Лужники. Мы делали валютный перевод по реквизитам нашего Шубника в Китай, а он рассчитывался со своей выручки. Схема была интересная и экономически и по скорости. 

Был свидетелем двух эпизодов, когда опера отрабатывали обнальщиков.

Прилетел борт из Махачкалы. Ребята везут две или три сумки нала. С бумагами.

Нала примерно 45 лямов. (Тогда ещё пятёрок не было). Опера их встречают. Просят заглянуть в отделение. Там проверяют бумаги и требуют пересчёта денег, «чтобы больше чем в документах не возили». Но специального кассира с машинкой нет. Поэтому деньги закрывают на ночь в сейф и опечатывают.

Утром, когда с комиссией открыли сейф и пересчитали нал, там было уже 33 ляма. Произошла усушка и утруска…

Опера развели руками и сказали, «значит столько и было. Не могли же из украсть из нашего сейфа». А другой раз автобус с даговскими инкассами прямо на выезде с летного поля атаковал спецназ ФСБ. Причем задержанных дагов отпустили в ближайшем поле, а спецназ поехал праздновать.

@Ob_nal

Telegram
Подпишись на наш Telegram канал.
Подписаться
Telegram